• Пн. Июл 26th, 2021

    Every HoliDay

    Немного обо всём

    Русофобия. Три коротких истории о том, как относятся к русским в Польше.

    Автор:admin

    Июл 12, 2021
    Русофобия. Три коротких истории о том, как относятся к русским в Польше.

    Русофобия. Три коротких истории о том, как относятся к русским в Польше.
    2 июня
    5,4 тыс. прочитали
    3,5 мин.

    Польша. Радикальная русофобия.

    «Как ты можешь жить в Польше?» — спрашивали и продолжают спрашивать меня люди знакомые и не очень. И продолжают: «Они же русских, тем более — москвичей, терпеть не могут!» Теперь я уже не спорю — зачем переубеждать людей, если они хотят истово верить в свои предрассудки? Я, в свою очередь, верю в то, что я вижу своими глазами. А раньше в ответ на такие вопросы я рассказывала три коротких истории о том, как относятся к русским в Польше….

    Сюжет первый.

    Мы жили в Кракове уже полгода и продолжали ездить на своей машине с московскими номерами. Как-то возвращаясь из Велички, с экскурсии в знаменитую соляную шахту, остановились на перекрестке. Слева остановился громадный черный Рэндж Ровер. На таком в Москве ездят либо цивилизованные бандиты, либо охрана олигархов, в принципе, одно и то же. Правое окно опустилось и оттуда перегнулся водитель — совершенно не бандитского вида и, улыбаясь, спросил нас по-русски с польским акцентом

    — Рибията, вы откуда и почему у вас наклейка «Польша»?

    У нас и правда на багажнике рядом с московским номером красовался стикер «Polska», которую мы приклеили из уважения к нашей новой стране проживания. «В Риме веди себя как римлянин»…

    — Да мы вот полгода в Польше, работаем, сами из Москвы — стушевались мы…

    — А я, — чувак потряс головой, — тоже в Москве работал когда-то… Нравится вам в Польше?

    — Фантастически, чувствуем себя дома! — искренне ответили мы…

    — Ну, бывайте, удачи! — и чувак улетел вперед на зеленый в сторону Кракова.

    А мы стояли, пытаясь понять, что это было, а машины, стоявшие позади нас, осторожно объезжали и никто даже не сигналил.

    Сюжет второй.

    Я летела в Штаты в командировку с пересадкой в Нью-Йорке. Опоздала на стыковочный рейс и прибежала к стойке Люфтганзы почти в полночь. Последний сотрудник уже собирался уходить, но все же сообщил, что следующий рейс завтра, пожелал удачи и быстро распечатал новый посадочный талон. Где найти гостиницу в полночь, я понятия не имела — искать на booking.com было слишком наивно. И в этот момент я заметила, что у парня польская фамилия на бэджике.

    -А пан не знает, как найти ближайшую гостиницу?, — спросила я по-польски.

    Парень быстро глянул на русский паспорт, который я продолжала держать в руках, снял свой рюкзак и снова закрыл его в шкаф на стойке и сказал «Пойдемте, я покажу пани, как можно заказать гостиницу»

    Мы прошли за пятнадцать минут половину аэропорта, обсуждая по дороге все польские и американские новости, дошли до полуподвала, где висели телефоны для связи с гостиницами (люблю в Штатах эту старую идиотскую систему!). Парень дал мне пару советов, куда лучше позвонить, пожал руку, сказал, что он из Познани, но живет в Штатах уже пять лет, и потом спросил застенчиво: «А вас польский язык ваша фирма попросила выучить?»

    — Нет, конечно, я сама на курсы ходила год в Кракове!, — рассмеялась я.

    Он улыбнулся, сказал «Извините, я тогда пойду…»

    Поляк, который потратил на меня, иностранку, да еще с русским паспортом, хотя бы и говорящую по-польски, сорок минут своего личного времени. В полночь.

    Сюжет третий.

    Я возвращалась из Лондона в Краков польскими авиалиниями LOT. На посадке в Хитроу стояла востроглазая стюардесса, которая взвешивала у всех багаж, который брали с собой, и отправляла платить за превышение нормы. Я лихо перебрала свои разрешенные восемь килограмм английскими печеньками для дочери и парой увесистых книг, и уже мысленно рассталась с тридцатью фунтами за перевес.

    Стюардесса взяла мой посадочный, русский паспорт и карту резидента Польши и вдруг спросила по-польски:

    — Пани живет в Кракове?

    — Не только живет, но и работает и семья тоже живет в Кракове…

    — А где пани живет в Кракове?

    — Ну, может пани знает, это Гжегожки…

    Ее глаза затуманились…

    — А я жила на Плантах, ближе к Ягелонскому Университету.

    — Как же, знаю, мы там недавно в Аудитории Максимум слушали рок-концерт, — отозвалась я…

    — И пани польский выучила тоже в Польше? — вот ведь все поляки этим интересуются…

    — Ну да, учила, я же живу в Польше, — меня по-прежнему удивляет, что поляков удивляют русские, которые говорят по-польски…

    Она взглянула на очередь из поляков, терпеливо ожидающих окончания нашей светской беседы.

    — Пусть пани там передаст привет моим Плантам. Я в Варшаве живу теперь, редко бываю.

    — Обязательно передам, пойду госэкзамен по языку скоро сдавать, в Ягелонском как раз.

    Я виновато посмотрела на свой раздувшийся чемодан, рассчитывая на ее снисхождение. Она заулыбалась и помахала рукой в сторону прохода, идите, счастливого полета…

    У нас было еще масса подобных историй.

    Польский врач в поликлинике на прекрасном русском извинялся, что он уже на самом деле забыл русский, но когда-то хорошо знал.

    Таксист удивленно спрашивал: «Зачем вам Польша и зачем вы учили польский? У вас в Москве там и так все богатые!»

    Немецкий пограничник, поляк по происхождению в аэропорте Франкфурта, который долго вспоминал свое детство в восточной Польше и поездки в Брест…

    Когда кто-то говорил «нас там не любят», я всегда слышу это как «мы сами себя не любим». Это рефлексия.

    Меня сегодня переспросили или не ответили в магазине. Это потому что я русская?

    Доставка пиццы приехала с опозданием. Это потому что я говорила по телефону с русским акцентом?

    Таксист поехал в аэропорт более длинной дорогой и получилось дороже. Явно русофоб!

    Нет, это не потому что вы русский. И это не имеет никакого отношения к вашему паспорту, акценту или цвету глаз.

    Уважайте себя, окружающих людей и страну, в которую приехали жить и работать. Выучите язык. Вбирайте в себя привычки и местные особенности. Прочитайте пару общеизвестных книг на польском, чтобы было о чем говорить с интеллектуальной частью населения, Лем, Ежи Лец, Ольга Токарчук — всё подойдет. Общайтесь с поляками уважительно и на равных. Не рассказывайте им, как им надо жить. Не будьте снобом.

    Эмиграция — это работа, и прежде всего — работа над собой.

    «В Риме веди себя как римлянин».

    Источник

    (Visited 815 times, 1 visits today)

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *